Православный гуманитарный институт "Со-действие"

Учреждeние Отдела религиозного образования и катехизации Русской православной Церкви

Выступление М.Ю. Чернецова в эфире радиостанции «Радонеж»


Выступление основателя кафедры Михаила Юрьевича Чернецова в эфире радиостанции «Радонеж».
Беседу вел ректор института «Со-действие» Кондратьев Петр Олегович.

ПК — Михаил Юрьевич, тема «психиатрия и православие» почти не затронута средствами массовой информации. Тем более, что долгие годы психиатрия была оружием в борьбе с инакомыслием. А наш сегодняшний разговор пойдет о взаимопомощи.

МЮ — Эта взаимопомощь существует давно. Есть множество примеров из дореволюционной практики, когда психиатрия преподавалась не только в медицинских учебных учреждениях, но в том числе в семинариях и духовных академиях. Основатель Российской психиатрии Сергей Сергеевич Корсаков был вхож в православные учебные заведения. Многие его последователи, православные врачи были репрессированы за годы советской власти. Тем не менее, традиции не пресеклись. Примером тому может служить научная судьба профессора Дмитрий Евгеньевич Мелехова, который в начале пятидесятых годов был директором Московского НИИ психиатрии. Он открыто исповедовал Православие. Всем известна его книга «Психиатрия и основы душевной жизни».

ПК — Ведь не так давно отмечалось 100-летие со дня рождения этого выдающегося ученого? Можно сказать: первого православного психотерапевта…

МЮ — Совершенно верно. В 1999 году торжества, посвященные этому юбилею, проводились в Москве достаточно широко. Была открыта мемориальная доска на административном корпусе больницы им. Ганнушкина, которую освятил протоиерей Артемий Владимиров. Состоялась конференция, на которой были представлены доклады и воспоминания о Д.Е. Мелехове. В них впервые была освещена его деятельность как православного психиатра и дана характеристика его личности как глубоко верующего христианина.

ПК — Из названия книги сразу видно, что профессор Мелехов следовал учению православных святых отцов о трехсоставности человека применительно к психотерапии.

МЮ — Совершенно верно. Дух, душа и тело. И врач, и священник понимают этот принцип, но и условность этого деления. Потому что в человеке нельзя жестко вычленить дух, душу и тело, все в нем взаимосвязано, взаимопроникает. Если врач психиатр не видит этого единства, он является атеистом. Если он сознательный атеист, то получается фрейдизм. Фрейд был не просто атеистом. Он был антихристианином. Он пытался всячески обосновать вредность христианского мировосприятия.

ПК — Я так понимаю, что сейчас в Московской Духовной академии, в Свято-Тихоновском университете, в Институте дополнительного православного образования «Со-действие» появилась такая учебная дисциплина как пастырская психиатрия или душепопечение. Что входит в круг интересов этого предмета?

МЮ — Лучше начать с задач его преподавания. Прежде всего, основной задачей является помочь определить священникам и приходским консультантам, что перед ними — психическое расстройство или духовный недуг. Курсы эти дают знания в области психиатрии, потом они интерпретируются в соответствии с главной задачей.

ПК — В православную церковь часто приходят люди, побывавшие в сектах. Состояние здоровья пострадавших от сект часто вызывает опасения, с чем это связано?

МЮ — С самого начала пребывания в секте человек подвергается всякого рода внушениям и гипнотическим воздействиям. Это происходит и во время вербовки и дальше. Что ведет к искаженной мифологизации сознания и к формированию индуцированных психических расстройств. Индуктором в данном случае является какой-нибудь харизматический сектантский лидер. В результате такой пропаганды формируется специфическое сознание, оно ведет к расстройству психических функций, прежде всего мышления. У человека возникают сверхценные идеи, навязчивые идеи, вплоть до индуцированного бреда, тематически связанного с догматикой данной секты.

ПК — А можем мы что-то подсказать нашим слушателям, ведь часто бывает так: человек стоит на остановке, к нему подходят две женщины или молодые люди и начинают психическую атаку с вербовкой. Как защититься от них?

МЮ — Во-первых, все мы знаем, что бесплатный сыр лежит в мышеловке. Когда к вам подходят и предлагают спасение, не требуя ничего взамен, это должно настораживать. Во-вторых. Если приглядеться к вербовщикам, невольно бросятся в глаза необычные жесты, слова, смена интонаций, которые являются признаками применения психотехник.

ПК — То есть когда эти люди останавливают нас на улице, они сразу начинают применять психотехники. Так ведь можно незаметно попасться на крючок.

МЮ — Даже православный человек, знающий о вреде сект, может проглядеть тот момент, когда ему начнут внедрять в сознание какую-нибудь мировоззренчески неприемлимую идею. Я приведу пример так называемого жесткого гипноза, который хорошо известен медицине. Он может быть использован врагами церкви. Кабинет врача. Врач сидит за столом. За ширмой, рядом с подвешенным билом, стоит медсестра с молотком в руке. Заходит пациент. Садится напротив врача. В этот момент раздается оглушительный удар. От неожиданности пациент подпрыгивает, забывает обо всем на свете. Сознание его суживается на той психотравмирующей звуковой информации, которую он получил. В этом состоянии суженного сознания ему можно дать любую установку. Если врач, например, резким голосом скажет «Спать!», человек тут же уснет. Это самая простая техника гипноза.

ПК — А ведь многие собрания сектантов, на которых происходят вербовки новых адептов, включают в себя резкие звуковые воздействия, после которых харизматические лидеры проводят свои идеи. Или возьмем, например, фашистскую Германию. Проходит митинг. Все люди в едином порыве кричат «Зик хай!», вскидывая руку вперед, от этого безумного крика огромной толпы и специфического жеста сознание сужается, а фюрер дает установку: «Мы самые лучшие!». Это похоже на массовый гипноз? …

МЮ — Хотя в случае с идеологией первое место занимает внушение. Не секрет, что даже внутри православных общин, иногда возникают некие странные сообщества. Здесь люди объединяются вокруг какой-либо непонятной для обычного прихожанина идеи. Например, что их исповедование православия самое правильное, уходящее к апостольским истокам. А у всех других не то.

ПК — Не так ли было в случае с отцом Петром Лаврищевым. Как он описан в недавно вышедшей книге Олеси Николаевой?

МЮ — Идеология, конечно, здесь имела место. Но надо отличать одну психотехнику от другой. Одно дело, когда при жестком гипнотическом воздействии мгновенно пробивается защита человека. Ему дается установка, кодируют его. В случае с отцом Лаврищевым, как это описано в книге «Ничего не страшно», идет речь о суггестии (внушении), когда человеку постоянно внушается мысль об избранности того круга, в котором он находится. Любому человеку приятно оказаться в избранном круге. Гордыня при этом растет.

ПК — Вы хотите сказать, что гордыня сужает сознание?

МЮ — Конечно. Любая страсть, любой порок, грех сужают сознание. А в этом состоянии человека легче перенастроить на свой лад.

ПК — То есть, вот как духовный недуг приводит к тому, что человек приоткрывается для воздействий извне, как бы снимается «русская защита», которая в молитве, посте и покаянии.

МЮ — На этом самом, в частности, основан цыганский гипноз, значительно отличающийся от директивного. Он предполагает постепенное подстраивание к человеку. В его основе лежит поэтапное выявление самого сокровенного желания, которое имеется сейчас у человека. Его мечты. Скажем, греховная страсть разбогатеть, желание соблазнить объект своего вожделения или иное. Как только выявлено слабое место человека, тут же ему начинают подпевать, разогревать его страсть, выражать понимание, сочувствие, обосновывать 100% -ю возможность остаться безнаказанным. На этом этапе собеседник увлекается и первоначальное недоверие сменяется неподдельным интересом. На следующем этапе цыганка предлагает ему простые и быстрые способы достичь того, чего он возжелал. Помимо прочего, идет «подстраивание» под собеседника на уровне физиологии. Цыганка подстраивается к частоте дыхания и пульса, повторяет жестикуляцию жертвы. Во всем старается походить на объект внушения. Таким образом внедряется в сознание и пытается манипулировать человеком, как хорошо известно, с большой для себя выгодой.

ПК — Еще одна близкая тема. Сейчас почти в каждой газете можно прочитать рекламу о потомственных колдуньях, магах высшей категории, целителях. Часто люди, даже считающие себя православными, попадаются на удочку этих белых магов и потомственных «врачевателей». Что нам о них нужно знать и как защищаться?

МЮ — О них мы знаем очень много. Это колдуны, экстрасенсы, белые и черные маги, целители. Несть им числа и названий. Они снимают в кавычках порчу. Наводят порчу, привораживают и отвораживают, и тому подобное. Они, в большинстве своем, являются людьми, которые неплохо владеют одной или несколькими психотехниками. Чтобы обрядиться в овечью шкуру, они придумывают соответствующий антураж. Обставляются иконами. Зажигают свечи. Наполняют комнату неожиданными предметами. Чтобы шокировать человека.

ПК — Опять сужают сознание?

МЮ — Разумеется. Необычное, загадочное, отвлекающее направлено на это. Будем всех этих деятелей называть колдунами, классифицировать их на целителей и прочее — слишком много чести. Каждый колдун имеет определенную аудиторию. Она формируется как ответ на существование субкультур в обществе. Допустим, человек верит в летающие неопознанные объекты, читает уфологическую литературу, в церковь не ходит. Естественно, существует колдун, у которого соответствующая обстановка. В приемной стоят пирамиды, специальные кристаллы, через них он якобы контактирует с инопланетянами. Второй пример, это колдун, работающий внутри православной субкультуры. Соответственно, обстановка — иконы, свечки, запах ладана, какие-то «мощи», кресты — предметы купленные прямо в Софринском магазине. Мне известен следующий случай. У одного профессора психиатрии был сын. Он закончил медицинский институт. Потом стал священником. Был уличен в краже. Когда он пришел к выводу, что дальнейшая жизнь в Церкви не принесет ему материальных благ, он стал целителем.

ПК — Колдуном, короче. А значит собственно сатанистом?

МЮ — Он «исцеляет» в рясе, ходит с крестом. На столе у него стоит магический кристалл, пирамида. Стоит компьютер, якобы работающий не сам по себе, а с помощью довешенных к нему цепочек, бус, обладающих якобы магическими свойствами. Сейчас он дошел до того, что продает кассеты со съемками своих мнимых исцелений. Там даже есть сцены, где он отчитывает «бесноватых», в общем, мастер на все руки.

ПК — Давайте тему отчиток оставим на будущее. Я знаю, что вы много можете рассказать и об этом. Ввиду небольшого количества времени перейдем к самой злободневной теме — алкоголизму и другим видам зависимости. Сейчас появилась компьютерная зависимость.

МЮ — Азартные игры. Карточные игры.

ПК — Я знаю, что в Финляндии алкоголизм считается национальным бедствием, существует государственная программа лечения и воспитания…

МЮ — У нас это не проблема, а катастрофа, ведущая к гибели нации. Существует целые регионы зараженные алкоголизмом. Особенно в тех местах где нет церквей, даже не осталось клубов и спортивных площадок. Нет работы. Нет возможности себя реализовать. Человек начинает искать выход. От полнейшей безысходности он как раз впадает в депрессию. А депрессия главная проблема сейчас в психиатрии. Начинается пьянство. И здесь нужны объединенные усилия православной церкви и специалистов в области наркологии.

ПК — Почему мы пьем?

МЮ — По многим причинам. Во-первых, как я уже сказал — безысходность, неустроенность, непонимание смысла жизни. Человек чувствует, что живет один раз, жизнь проходит, а зачем он живет — ответа не получает. Получает только одни болезни, постоянные проблемы, смерть близких. Особенно в нашем обществе, где никто не может сказать, что с тобой будет завтра. Вторая проблема заключается в том, что люди, обращаясь к врачам специалистам, попадают на какой-то учет, а в результате будут лишены каких-то прав. Хотя на самом деле настоящих первичных алкоголиков не так много.

ПК — Правильно я понимаю, что многих людей засасывает пьянство, но им можно помочь, пока они не перешли в хроническую стадию. Лучше обратиться за помощью как можно раньше.

МЮ — Недопустимо пренебрегать исповедью, но нельзя отказываться от успокоительных средств. Об эффективности такого взаимодействия свидетельствует практика многих храмов, да и, собственно, Православного института «Со-действие». Меня часто просят консультировать лиц, страдающих алкогольной зависимостью. 80% людей обративших за помощью в настоящее время не пьют. Заодно некоторые люди отвыкают и от курения. Потом с благодарностью идут молиться Богу, за то, что Он дал им возможность избавиться от печальной участи алкоголика. Они становятся хорошими, ревностными, послушными христианами, регулярно причащаются, живут полноценной духовной жизнью.

ПК — Игровая зависимость. Как быть с этой напастью?

МЮ — В медицине она называется лудомания. На латыни «люденс» — играющий.

ПК — Не блудо, а лудо. А какое близкое звучание!

МЮ — Пристрастие к азартным играм (к компьютерным в том числе) — это тот же самый эквивалент ухода человека от действительности, от решения проблем, которые приводят его в дискомфортное психическое состояние. Все эти формы зависимости полностью симметричны алкоголизму, наркомании — традиционным формам. Потому что, являясь средствами борьбы с депрессией или иными напастями, игры уводят человека от реальности, дают ему забыться. Тем самым уводят от насущных дел, а вследствие этого проблемы усугубляются. Формируется порочный круг. Чем больше он играет, тем больше ему требуется играть, тем больше у него нерешенных проблем. А эти проблемы только усугубляют депрессию.

ПК — Можно я попробую провести параллель. МЫ православные люди молимся, каждый день мы стараемся выделять время для молитвы, которая суть БОГООБЩЕНИЕ. Игрок не оставляет себе времени для молитвы. Его молитва это сама игра.

МЮ — Если ты не служишь Богу, ты служишь его противоположности…

ПК — Я хочу привести такой пример. Даже многие православные не знают этого, продолжая играть в карты или раскладывая карточные пасьянсы в компьютере. Карты появились в период раннего средневековья. Считается, что их придумали каббалисты. В основу четырех карточных мастей положены древнейшие христианские символы. Они впервые встречаются в росписях православных храмов Каппадокии. Так вот, трефа, означает крест Господень, пика — копие, оторым пронзили ребра Христа, черва — губка для питья, бубна — шляпка гвоздя, у древних гвоздей шляпки были квадратные.

МЮ — Совершенно верно. Символы орудий страстей Христовых были взяты за основу карточных мастей, для того, чтобы играя, люди попирали Христа! Точно также как сумма всех чисел на рулетке составляет 666. Это было специально сделано, чтобы, играя люди как бы забивали гвозди в руки Христа Спасителя. Да и образное выражение «забить козла» похоже на передразнивание «жертвенного агнца». Это нас приводит к размышлению над тем, что раз игровая зависимость замешана на попрании христианских символов, то и борьба с ней, лечение ее должны иметь неоднозначные способы. Часто врачи лечат, прежде всего, расстройства организации психики человека, особенности течения расстройств типа игромании. Освобождая с помощью лекарств и психотерапии на какое-то время пациента от пагубного пристрастия, врачи не учитывают, что на пустое место вновь придет болезнь. Человек, не имеющий твердого мировоззрения, всегда будет подвержен той или иной зависимости. Придет или наркомания, или алкоголизм, или вернется игромания.

ПК — Это очень важная мысль. Мы можем быть страстными курильщиками, и бросили курить, но не нашли духовной опоры в жизни, а она есть только там где есть Истина, а истина только там где Православие, то эту страсть человек будет заменять другой. Я видел человека, у которого в страсть превратились самые невинные шахматы.

МЮ — У Набокова есть замечательный роман «Защита Лужина», где описано как игра полностью подчинила себе человека. Его гениальный герой настолько был ограничен, неприспособлен к жизни, что и существовать не смог самостоятельно. В конце концов в этом романе все закончилось печально. Он покончил жизнь самоубийством, пытаясь вырваться из иллюзорного мира игры без надежды на помощь Божию.

ПК — Заканчивая нашу сегодняшнюю тему, хочется сказать, что свято место пусто не бывает. Если мы не придем в церковь, то и врач нам не поможет. Настоящий православный врач психиатр — это человек, который поможет и вылечиться и в церковь прийти.

МЮ — Так и в биологии существует понятие «экологической ниши». Как только экологическая ниша освобождается — она тут же занимается кем-то другим — возможно паразитом. Перестали сеять хлеб и выращивать овощи, все заросло борщевиком. Так же и здесь одна страсть заменяется другой. Иногда более опасной и губительной. А то и сочетанием нескольких страстей. Теперь человек не просто играет на компьютере, а сначала уколется, выпьет водочки и уходит в темные лабиринты Интернета, в онлайновый астрал. Особенно опасно это для детей, погружающихся в виртуальный мир, созданный для них взрослыми. Это опять-таки отдельная тема.

ПК — Виртуальный мир, сужающий сознание»

МЮ — Видите, сужение сознание это некий лейтмотив нашей беседы. Наша задача расширить это сознание за счет воцерковления человека.

ПК — Я бы сказал расширить до размеров вселенной. Потому что только в Церкви мы можем расширить свой мир до Богообщения. Это ли не смыл жизни!? Спасибо за внимание. Напомним, что у нас в гостях был врач-психиатр, заведующий отделением «Душепопечения» Православного гуманитарного института дополнительного образования «Со-действие» Михаил Юрьевич Чернецов.

© Петр Кондратьев, Москва. 14 сентября 2007 года